Авторы от А до Я

Вы можете найти публикации
по фамилии автора

С детских лет каждый из нас много-много раз обращал свои мысли и взгляд на православные иконы. Конечно, основное наше внимание концентрируется на сути иконной композиции: на Святой Троице, лике Спасителя, Пречистой Богоматери, ликах Святых, Божиих Угодников – заступников православного человека, к которым он молитвенно обращается. Меня же с той далёкой поры не покидало удивление, вызванное манерой изображения в иконах рельефа. Какие это невиданные горы, необычные для нашей любимой Средне-Русской возвышенности! Тогда думалось, что это картины далёких неведомых стран, где происходили ветхозаветные и евангельские события, та природная обстановка, где прославленные церковью Святые совершали свои подвиги. Прошло много десятков лет, накопленный за это время автором геоморфологический опыт показал, что практически невозможно найти точные натурные модели для такого своеобразного изображения элементов рельефа как это характерно для канонической православной иконописи. Это-то и побудило автора попытаться взглянуть на изображения рельефа в православной иконе глазами геоморфолога.

Приступая к этому изысканию, автор выражает своё полное почтение и уважение к самому предмету исследования – православным иконам. Как известно, в православии "икона есть Богооткровенная истина, богословие, выраженное не словесно, а образно. В иконе отражены молитвенная собранность, умиротворенность бесстрастия в общении с Богом, то есть то, что является конечной целью духовного пути и жизни христианина. Всё это как реальнейшая реальность даётся в иконе также вполне реально, без всяких намёков на иллюзию, одними линиями и красками, но так, что под простейшими формами мы ощущаем истины сокровенной жизни... Есть в иконах и земля в виде горок, и растительность, и здания. Выписывая их, иконописец отнюдь не обращался за справками к натуре; их отвлеченные формы лишь помогали ему ярче и целостнее выявлять главное: тот спокойный ритм внутренней жизни духа, который не нарушается никакими земными превратностями".

Автор не является специалистом ни в области искусствоведения, ни в области богословия. Его опыт и знания охватывают вопросы изучения форм рельефа земной поверхности в аспекте определения их происхождения, строения и развития. http://www.ukoha.ru/article/begin/picanie_ikony.htm

Толчком к проведению этого исследования стало профессиональное внимание автора к тому, как изображены формы рельефа в православных иконах. При этом выяснилось, что в иконах практически всех сюжетных композиций - иконах Святой Троицы, иконах христологического ряда, в богородичных иконах, иконах святых и сил бесплотных, иконах праздников и событий священной истории, символических и аллегорических композициях – бывают те или иные изображения форм рельефа. Типизация таких форм рельефа и уяснение роли изображений рельефа в иконописи – вот два основных вопроса, рассматриваемых в этом тексте.

С этих позиций всё многообразие православных икон может быть подразделено на два больших множества: иконы, где есть изображения форм рельефа, и иконы, в которых изображения рельефа отсутствуют. Полагаю, что данное утверждение не требует ни пояснений, ни подтверждений. Экспертно можно оценить, что эти два множества примерно равны между собой по количеству сюжетов, да и нет нужды статистически достоверно это соотношение выверять.

Среди икон первого из указанных выше множеств могут быть выделены иконы, для которых канонически предопределѐнные изображения гористого рельефа являются необходимым сюжетным атрибутом и они входят в иконописный канон. К их числу автор относит такие иконы из христологического цикла, как например, "Рождество Христово", "Крещение Господне", "Вход Господень в Иерусалим", "Преображение", "Положение во гроб", "Жёны мироносицы у Гроба Господня",  "Сошествие во ад". В иконах богородичного ряда такие изображения достаточно редки, но всё же есть на иконах "Собор Богоматери". Как неприменный атрибут изображён рельеф в его каноническом изводе в иконах Ветхозаветной Троицы. Изображения упомянутых только что икон приводятся ниже. Они взяты с сайта  "Христианство в искусстве. Иконы, фрески, мозаики" (http://www.icon-art.info).

Состоявшееся 14 апреля 2009 г. обсуждение этого исследования на семинаре Лаборатории геоморфологии Института географии РАН и вопрос, заданный М.П.Гласко, заставили автора обратить внимание не только на положительные формы рельефа (горы), но и на изображение комплекса долинных форм.

Отталкиваясь от определения иконы как сакрального изображения Иисуса Христа, Богоматери, святых или ангелов, а также событий Священной истории, обращаем внимание на то, что среди изображений доличного письма на православных иконах часто встречаются горки в виде обычных для русской иконописи уступов, именуемых "лещадками".

В "Словаре иконописца", представленном на сайте http://www.icon-kanon.ru/slov1/sl.htm, эти детали сюжета иконы («лещадки») имеют следующее пояснения: Один из элементов пейзажа в иконописи. В ранних иконах горки изображаются простыми по форме, уступами, с плоскостями лещадок, позднее приобретают сложные очертания, причем лещадки становятся дробными. 

 icona rozdestvo hristovo

Рождество Христово. Первая половина XVI в. 77 × 56 см. Псковский гос. историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, Псков, Россия. Инв. № 1597


kreschenie gospodne

Крещение Господне. Конец XVI — начало XVII вв. 53 × 45 см. Центральный музей древнерусского искусства им. Андрея Рублева, Москва, Россия. Инв. № КП 172

vhod gospoden v ierusalem


Вход Господень в Иерусалим. Первая половина XVI в. 83 × 67 см. Центральный музей древнерусского искусства им. Андрея Рублева, Москва, Россия. Инв. № КП 923

 preobrazenie


Преображение. Первая половина XVI в. 77 × 55 см. Псковский гос. историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, Псков, Россия. Инв. № 1603

polozenie vo grob


Положение во гроб. Конец XV в. 90 × 63 см.
Государственная Третьяковская Галерея, Москва, Россия. Инв. № 12041

soshestvie vo ad

Сошествие во ад. Конец XV в. 125 × 74 см. Государственный Русский Музей,
Санкт-Петербург, Россия

zeni mironositsi

Жёны мироносицы у Гроба Господня. Ок. 1475 г.
Государственная Третьяковская Галерея, Москва, Россия

sobor bogomateri

Собор Богоматери. Последняя четверть XIV в. 81 × 61 см.
Государственная Третьяковская Галерея, Москва, Россия. Инв. № 14906

troitsa vethozavetnaya

Троица Ветхозаветная. Конец XV — начало XVI вв. 23.5 × 17.3 см.
Новгородский гос. историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, Новгород, Россия. Инв. № 35367


     На горках - деревья и травы, в горках - пещеры. С XVII века появляются лещадки, похожие на бурные морские волны. Со второй половины XVII в. их иногда заменяют изображения холмов". Здесь же приводятся и основные изводы горок-лещадок:

gorki leschadki          gorki leschadki 2                                                                                                                

Попутно автора заинтересовала этимология слова "лещадка", поскольку ранее ему такой термин не встречался. Оказалось, что объяснение этого слова отсутствует в широко доступных толковых словарях русского языка (В.И.Даля, С.И.Ожегова, под редакцией Д.Н.Ушакова), а также в многотомном словаре-справочнике материалов по геоморфологической терминологии, подготовленном и изданным Д.А.Тимофеевым в 1971-1991 годах. Однако, известны в металлургии и в архитектуре термины «лещадь», «лещадная плита». Это - 1. Каменные или мраморные плитки, бруски (для покрытия, облицовки чего-либо, например, верхи зубцов кремлёвской стены покрыты ими). 2. Под, дно в доменных и других печах.

Для удобства дальнейшего рассмотрения изображаемый на иконах гористый рельеф далее будет называться рельефом «лещадного» типа.

По геоморфологической сути лещадки являются бронирующими, маркирующими более плотные разности горных пород площадками, образующимися в районах развития пустынно-денудационного и эрозионно-денудационного рельефа аридных областей в условиях горизонтального или моноклинального залегания осадочных толщ, столь характерных для Иудейской пустыни в районах между Иерусалимом на западе и грабеном Иордана – Мёртвого моря на востоке. Такой тип гористого рельефа весьма характерен и для пустыни Негев, где часто происходили библейские события.

 okrestnosti sodoma i gomorry

Окрестности Содома и Гоморры. Фото А.Е.Левинтова

Морфоструктурная позиция и предопределѐнность возникновения "лещадного" типа рельефа показана на блок-диаграмме ниже.

 blok diagramma

Для наглядного примера ниже приводятся четыре характерных фотографии видов Иудейской пустыни, позаимствованные из Интернета.

Возможные геоморфологические прообразы «лещадного» типа рельефа в Святой Земле

krepost i iudeiskaya desert

Вид на крепость Масада и Иудейскую пустыню

krepost masada

Крепость Масада

ierusalem

В окрестностях Иерусалима

iudeiskaya desert

Характерный геоморфологический пейзаж Иудейской пустыни

Возвращаясь к самому началу статьи, вспомним, что, по канонам иконописи, "рисуя горки, и растительность, и здания, иконописец отнюдь не обращался за справками к натуре; их отвлеченные формы лишь помогали ему ярче и целостнее выявлять главное: тот спокойный ритм внутренней жизни духа, который не нарушается никакими земными превратностями".

Итак, какую же роль играют изображения рельефа в православной иконе. С одной стороны, изображения форм рельефа в православной средневековой иконе удовлетворяли требованиям канона об их условности, отвлечённости, второстепенности. С другой стороны они, на взгляд автора, достаточно правдоподобно отражают некоторые морфологические особенности центра Святой Земли – Иудейской пустыни и других библейских мест.

Несмотря свою предустановленную иконописным каноном вспомогатель-ность, рассмотренные только что формы гористого рельефа – горные сооружения с характерным уступчатым профилем склонов, с наличием площадок-лещадок – несут, по мнению автора значительный сакральный и немалый вероучительный смысл. Тут и прямые аналогии с "горним", возвышенным, неземным. Несомненна их декорационная роль для подчёркивания динамизма, драматизма, ритмики, напряженности изображаемого в иконах, что часто подчѐркивается и динамически неустойчивым нависанием уступов и неестественным наклоном горок, а также и их цветом. Для этого использовались разные цвета http://www.obraz.org.ua/Cvet.htm. Так, красный цвет – цвет тепла, любви, жизни, животной энергии. Белый – символ Божественного света. Синий и голубой обозначают бесконечность неба, иной, вечный мир, цвет Богоматери. Зелёный цвет – цвет жизни, коричневый – голой земли, праха, тленного; черный – цвет зла и смерти.

В "Словаре иконописца" отмечалось их сходство с морскими волнами – символами вечного движения к духовному совершенству. Особо примечательно сходство "горок" с "лествицей", когда одна лещадка располагается над другой с некоторым смещением. "Лествица", как известно, символизирует духовное восхождение. В этом отношении весьма примечательна помещенная ниже икона, где есть и изображение гористого рельефа на заднем и на среднем планах, а также и сама "Лествица".

На упомянутом в начале текста семинаре Лаборатории геоморфологии А.Н.Маккавеев задал вопрос о необычайном рельефе в районе Святых Метеор. Не мог ли он быть "моделью" иной теме, в определённой мере связанной с рельефом и христианством: к столпничеству - особому виду монашеского подвига — непрерывной молитве на «столпе» (открытой возвышеной площадке, башне и т.п.). Только здесь речь может идти о столпничестве не отдельных аскетов, а целых монастырей и их общин. Именно Греция даѐт прекрасные образцы такого геоморфологически препопределённого уединения крупных монашеских общин иноков – «коллективных столпников» таких как Святая Гора Афон и Святые Метеоры. 

В этом же аспекте Э.А.Лихачёва обратила внимание автора на одну из замечательных во многих отношениях долин - Гёреме в Каппадокии (Турция), где усилиями сначала вулканогенных факторов рельефообразования, а затем и экзогенных агентов формирования рельефа был сотворѐн необычный геоморфологический ландшафт, активно использованный в последствии христианами для храмового строительства.

lestvitsa

     Видение лествицы Иаковом. Последняя четверть XVIII в. 49.3 × 72.8 см. Рыбинский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, Россия. Инв. РБМ 4553

 meteory 1

Cвятые Метеоры. Монастырь Святого Варлаама.

meteory 2

Cвятые Метеоры. Общий вид

Один из возможных прообразов иконописной манеры изображения рельефа. Долина Гёреме, Каппадокия, Турция

dyni

Так называемые "дюны".

obschiy vid

Общий вид

hobbity

"Хоббиты"

7 skal

Семь скал со встроенными в них храмами

Что касается изображение рельефа долинного комплекса в православных иконах, о чѐм спрашивала М.П.Гласко, то в канонических изводах средневековья они показаны весьма схематично, практически неузнаваемо и геоморфологически неправдоподобно. Это можно проиллюстрировать изображениями на уже представленных здесь иконах «Крещение Господне», «Вход Господен в Иерусалим», «Сошествие во ад».

Заданный В.В.Бронгулеевым вопрос об анализе особенностей изображения архитектурных сооружений в православных иконах натолкнул на мысль о существовании некоторой связи между изображениями этих двух элементов пейзажа. Толчком к этому послужило сравнение облика архитектурного ансамбля Воскресенского, Новый Иерусалим именуемого, монастыря и изображение гористого рельефа на помещѐнной в этом тексте репродукции иконы «Положение во гроб».

new ierusalem

Общий вид центрального ансамбля Новоиерусалимского монастыря. Фотография начала ХХ века.

detal icony pologenie vo grob

Деталь иконы «Положение во гроб». Конец XV в. 90 × 63 см.
Государственная Третьяковская Галерея, Москва, Россия. Инв. 12041

По мнению заместителя директора по научной работе Музея «Новый Иерусалим» Г.М.Зеленской, многоуровенность плоских крыш ансамбля Воскресенского собора с приделами, колокольни (взорванной при отступлении немцами в декабре 1941 г.), подземной церкви Святых Равноапостольных Константина и Елены с одной стороны символизирует лествицу и постепенное восхождение к горнему, небесному граду Иерусалиму, с другой — напоминает архитектурный облик земного Иерусалима эпохи раннего христианства (Автор приводит это мнение, высказанное устно, по памяти и просит Галину Митрофановну простить его за возможные неточности).

Предложение Д.А.Тимофеева, высказанное в ходе обсуждения, привлечь для этого исследования материалы, связанные с католическими иконами, автор вряд ли сможет реализовать по трѐм причинам. Во-первых, его полное незнание этого материала. Во-вторых, причисление автором самого себя к кругу людей, восприявшим православную культурно-историческую и нравственную традицию. И, в-третьих, самим статусом иконы в католическом христианстве, намного менее значимым в богослужебной, вероучительной и догматической жизни этой конфессии, по сравнению с таковым в православии.
Для более полного раскрытия темы изображения рельефа в православной иконе полезно привести развѐрнутое мнение по этому вопросу одного из признанных современных церковно-научных авторитетов. Как считает Высокопреподобный отец Рафаил, http://karelin-r.ru/books/info/11/index.html говоря об языке православной иконы, "Иконопись - особая знаковая система, ставшая языком Церкви. Восточная икона отказалась от стремления к адекватности. Она основана на принципе подобия. Условность иконы не пробуждает чувственность, как натурализм западных живописцев. Икона не красочно-роскошна, она скорее прозрачна. В ней под хрустальным покровом внешнего открывается царство духа. Язык иконы лаконичен. Ненужных деталей в иконе не должно существовать. Пейзаж, если и присутствует, то лишь условно и схематично". По его же мнению, "абстракционизм, как реакция на натурализм, является столь же неприемлемой формой для иконы, как и его антипод - натурализм. Отвлеченный знак, с одной стороны, перестает означать конкретную реалию, с другой стороны, расшифровывается и воспринимается каждым челове-ком субъективно. Поэтому живопись абстракционизма с претензией на религиозность, хотя и может вызвать какие-то смутные неопределенные мистические переживания, никогда не будет способной соединить души одним молитвенным порывом. Натурализм заглушает дух и оземляет душу. Абстракционизм разрушает единство и отчуждает людей друг от друга".

Ни в коей мере не ставя под сомнение представленную выше позицию архимандрита Рафаила (Карелина), всѐ же отметим проявления несомненного "геоморфологического натурализма" в некоторых православных иконах более позднего временного ряда.

Примечательно, что, как указано в "Словаре иконописца", во второй половине XVII столетия и в более поздние времена в отношении изображения форм рельефа в православных иконах стала проявляться тенденция "геоморфологического реализма" (переход от "горок" к "холмам"). Изображения тех или иных форм теряют свою условность и приобретают черты природного правдоподобия. Это стилевое течение в истории отечественной иконописи носит название «фряжского письма» - наименование приемов иконописи, отличающейся внешней достовер-ностью в передаче материального мира. Фряжская манера появляется в России со второй половины XVII века под влиянием западноевропейского искусства. С ней очень активно боролся Патриарх Никон, но всѐ же эта манера иконописи укоренилась на Руси, чему примером может служить иконопись Палеха. Можно предположить, что это было вызвано явным или неосознанным стремлением иконописцев постсредневековья придать иконам, несмотря на требования иконно-писного канона, природно-пространственную реальность, объѐмность, привязан-ность, достоверность и убедительность для основной массы всѐ ещѐ неграмотного православного народа. Для иллюстрации этого положения приведѐм лишь два примера, помимо только что представленной иконы "Видение лествицы Иакову". В этих случаях приводится иконописное изображение и парное ему современное фотографическое изображение того же места. О степени их сходства и правдоподобия - судить читателям.

Какие же характерные черты изображений форм гористого рельефа присущи иконописному канону? Как это видно на самих иконах и на прорисях горок из «Словаря иконописца», горные сооружения представлены одиночными или групповыми возвышениями со специфическими обычно ритмичными парными нисходяще ступенчатыми площадками-лещадками. Внешний край лещадок обычно образует нависающий уступ, подчеркиваемый красками более светлых тонов. Под этими уступами изображаются ниши. Иногда и сами горки, и лещадки неестественно наклонены, образуя динамически неустойчивые нависания. Очеви-дно, что подобная манера изображений, хотя и не выписывалась изографом с натуры, но всѐ же имеет многочисленные природные прообразы. Для иллюс-трации этого рассуждения предлагается посмотреть на фотографию А.А.Лукашова из Парка Тимна в Израиле. Здесь отчетливо могут быть распознаны и лещадки, как бы образующие «лествицу», и уступы, и ниши. Наверное, справедливо в этом отношении замечание В.П.Чичагова, о том, что на территории Парка Тимна, с древнейших времѐн бывшей центром горнорудной деятельности (добыча медных руд), сохранилось много антропогенных форм рельефа, в том числе выступов, ниш и прочих.

siluan afonskiy

Святой Преподобный Силуан Афонский.
Фреска в Русском Свято-Пантелеимоновом монастыре на Афоне

afon

Святая Гора Афон

zertvoprinoshenie avraama

Жертвоприношение Авраама. Конец XVII - 1-я половина XIX

hramovaya gora

Вид на Храмовую гору с Масличной горы. На среднем плане угадывается долина Кедрона.

maslinichnaya gora

Вид Масличной горы с Храмовой. Фото А.А.Лукашова

park timna

Национальный Парк Тимна. Израиль. Ноябрь 2008 г.

Возможно, что подобная манера изображения гористого рельефа имела и поучительный характер – на пути к совершенствованию, духовному возвышению есть не только опасные и трудно преодолимые уступы с обратными уклонами поверхностей, но и ниши, которые каждым воспринимаются как места надѐжного спасения от всевозможных угроз.

В качестве завершения проведѐнного исследования предлагается замечательно глубокое описание П.А.Флоренским особенностей технологии и духовного смысла выписывания горок в иконах, приведѐнное в его труде "Иконостас" http://www.vehi.net/florensky/ikonost.html  "Пробелка палат, горок с кремешками, облаков с завитками-кокурками, дерев и прочего делается в два-три постила, с отживкою; при этом краски кладутся плавью, жиже, чем на одеждах, в противоположность ликам, где накладка красок гуще одежной ("Пробелка доличного, т. е. выдвигание вперед освещенных поверхностей. Пробелa кладутся в три постила краской, смешанной с белилами, причем каждый последующий светлее предыдущего и yже его; третий, самый узкий и самый светлый постил называют иногда отживкой"). Этим устанавливается промежуточная между внутренним миром — ликом — и внешним — природою — степень реальности одежд, как связи и посредствующего бытия между двумя полюсами твари — человеком и природою".

Таким образом, изображения рельефа в православных иконах, несмотря на всю их каноническую второстепенность, условность, могут рассматриваться как их очень важный духовный и сакральный элемент, имеющий в то же время и некоторый не строгий природно-натурный прообраз в рельефе Святой Земли и других мест расселения первохристиан. А раз они (изображения) вошли в иконописный канон – то это значит, что они на самом деле стали своего рода частью «богословия в образах». Мало кто из представителей естественных наук может с гордостью заявить, что предмет его изучения духовно значим.

М.Е.Левинтов

Москва
Апрель-декабрь 2009 г.